Прыжки с трамплина. 50 лет нижегородской истории.

Будущий нижегородский комплекс трамплинов

Справка.

Нижегородская история прыжков на лыжах с трамплина началась в 30-е годы 20 века.

В 1958 году в городе Горьком был построен самый высокий трамплин в СССР — 90м.

В 1959 году в нашем городе  прошли первые и единственные международные соревнования.

В 1965 год на комплексе трамплинов была организована Специализированная детско-юношеская спортивная школа Олимпийского резерва по прыжкам на лыжах с трамплина и лыжному двоеборью.

Число ее учеников в разные годы достигало 1000 человек.

Нашими земляками были  прославленные летающие лыжники: дважды Чемпион мира Гарий Напалков, дважды бронзовый призер Чемпионата мира  Алексей Боровитин, призеры Чемпионатов мира по лыжному двоеборью Вячеслав Дрягин и Александр Майоров, неоднократные чемпионы СССР Владислав Китаев, Михаил Веретенников, Владимир Теричев, неоднократный призер этапов Кубка мира Павел Карелин и многие другие.

В разные годы СДЮСШОР возглавляли Ю.Светлов, Е.Дли, И.Горшков, Н.Долгов, Ю.Шаров, В.Полубарьев, В.Клепацкий.

С 2009 года под руководством Евгения Вашурина нижегородская школа признается лучшей в России. На сегодняшний день половина членов сборной России по прыжкам на лыжах с трамплина и лыжному двоеборью — нижегородцы. Наши будущие олимпийские надежды- Михаил Максимочкин и Денис Корнилов! 

Наша редакция в гостях у Нижегородской  СДЮСШОР по прыжкам на лыжах с трамплина и лыжному двоеборью, которой в этом году исполняется 50лет! Мы беседуем с ее директором,  мастером спорта международного класса, судьей международной категории  Евгением  Вашуриным и понимаем, что об этом человеке и об этом виде спорта нужно писать не статью, а книгу! А если коротко, прыжки с трамплина — это очень эффектно, высокотехнологично и очень-очень перспективно  для развития Нижнего Новгорода.

Екатерина Обухова:  Ваш спорт такой  травматичный…

Евгений Вашурин: Кто сказал? Совсем не так, это стереотип. Горные лыжи, например,  более травматичны, чем прыжки с трамплина. Естественно, любой профессиональный спорт-это большая нагрузка, есть травмы, но в нашем виде спорта это редкость. По статистике за прошлый  год — один-два перелома. Сейчас международной лыжной федерацией прикладываются очень большие усилия, связанные с безопасностью спортсменов.  В частности, это выражается в реконструкции трамплинов. Если раньше они были более глубинные,  сам полет проходил на высоте и прыжок  получался как бы в яму, то сейчас современные трамплины стали более вытянутые. Вот большой трамплин 120м- это критическая отметка, куда спортсмен может приземлиться. Но он летит эти 120м над горой приземления на высоте 2-3м! Правда скорость на большом  трамплине на момент отталкивания 91-95 км в час, но спортсмен летит по касательной, соответственно, нет очень сильного удара при приземлении.

Валентина Канакова: Каким должен быть спортсмен  и в  каком возрасте можно начинать заниматься прыжками с  трамплина? Можно ли прийти к вам из какого-то другого вида спорта?

Е.В:  Худой, звонкий, прозрачный! (смеется). Мы принимаем детей на первоначальную подготовку с 6-7 лет. Они приходят в школу и начинают заниматься общеразвивающими упражнениями, учатся стоять на лыжах, занимаются гимнастикой, играют в подвижные игры. В дальнейшем мы уже смотрим, готов ли этот ребенок заниматься прыжками на лыжах с трамплина или лыжным двоеборьем, или у него данные для какого-то другого вида спорта. Первоначальная подготовка доступна любому ребенку, если нет медицинских противопоказаний.

Потом начинается  текучка. Если пришло заниматься 200 человек, после первого-второго года осталось уже  человек 10-15. И это нормально. А если из этих 10-15 останется 5 для дальнейшей работы — это уже хорошо! Это уже «золотой песок». А остальные получили пользу в плане общефизического развития.

Основная задача тренера — привить любовь к спорту, чтобы ребенок просто захотел приходить в секцию и заниматься, неважно каким видом спорта, чтоб глаза горели!

У нас есть определенная особенность,  дети из благополучных семей нечасто к нам приходят, многие родители боятся. У нас, в основном, занимаются уличные дети, которые сами пришли к тренеру и сказали «возьмите меня в секцию!»

В.К.: Получается, у вас большая социальная миссия?

Е.В.: По большому счету, да! У нас молодежь, которая не знала,  чем заняться… В 90-е годы, когда был ограниченный приток детей в секции,  мы выжили, потому что наша школа и комплекс находились в центре города и это было доступно. Дети  площади Сенной, Ковалихи, Усилова приходили к нам кататься с гор, а потом оказывались в секции. В это сложное время у нас всегда было много детей.

В.К.: Это бесплатные занятия?

Е.В.:  У нас абсолютно все бесплатно — занятия, инвентарь и экипировка. Но у нас есть другая проблема:  весь наш инвентарь на территории России не выпускается. Основные страны-производители — Германия, Австрия, Финляндия. Это очень узкая  специализация. Если это спорт высших достижений, то лыжи выпускаются индивидуально для каждого спортсмена, зависят от роста, веса и многих различных показателей. Для лидеров лыжи делаются вообще вручную! Берутся все параметры, пожелания спортсмена. Ведущие спортсмены тестируют, например, восемь пар и выбирают себе две пары — одна пара на большой трамплин, другая на малый.  При этом лыжи эксплуатируются только один сезон, потом они свои свойства теряют!

У нас очень высокотехнологичный вид спорта! Мы построили современные комплексы, но от спортивного инвентаря тоже очень многое зависит, а его мы не производим. Поэтому, у нас есть на данный момент отставание.

В.К.: В такой сложной ситуации как выглядят российские прыгуны на лыжах на мировом уровне?

Е.В.: Учитывая наш потенциал, мы выглядим не лучшими, но и не худшими. Есть определенные трудности, много проблем методического характера. Это связано с тем, что в 90-е годы была текучка  кадров,  многие хорошие тренеры  ушли, и это сейчас сказывается. Очень важна поддержка молодых специалистов, нужно их привлечь, «обкатать», поездить, посмотреть, как в мире работают.  Более 12 лет мы привлекаем иностранных специалистов высокого уровня. Что-то мы почерпнули, но во многом иностранные специалисты дают ту же информацию, которую использовали тренеры еще в Советском Союзе.

Е.О.: Что вообще нужно сделать, чтобы стать тренером?

Е.В.: В первую очередь, знать и понимать тот вид спорта, которому ты хочешь учить. Не каждый хороший спортсмен может стать хорошим тренером. Многое  зависит от психологии человека, как он выстраивает отношения со спортсменами, а также готов ли он учиться и расти.

Очень важны технологии. Все движется, мир совершенствуется, инвентарь совершенствуется. Люди вкладывают миллиарды долларов и евро для того, чтобы получить какую-нибудь научную информацию, технологию, которая позволит спортсмену прыгнуть дальше. Приведу один пример: четырехкратный олимпийский чемпион Симон Амман. Впервые в истории он выиграл два трамплина — К-95 и большой трамплин на Олимпийских играх в Солк-Лейк-Сити-2002. Потом у него был спад, крутился где-то в пятнашке сильнейших…  Проходит еще один олимпийский цикл, и в Ванкувере он опять выигрывает два трамплина! И становится четырехкратным олимпийским чемпионом. Что к этому привело? За месяц до Олимпийских игр он особенно не выделялся. И вдруг такой успех!  Как оказалось, он использовал немного другие крепления лыж.  В то время, когда лыжи других спортсменов находились под углом к земле во время прыжка, Амману новые крепления позволили держать лыжи параллельно поверхности земли. Это увеличило площадь воздушной подушки и  дало прибавку длины прыжка на 2-3 метра, что вполне хватило, чтобы выиграть два трамплина! Когда остальные это поняли, все начали использовать этот прием, но Олимпийские игры уже прошли! Был скандал, но в правилах не прописано, что так нельзя. Вот что такое технологии в нашем виде спорта!

Или возьмем комбинезон: он рассчитан на 6-8 прыжков, после этого он меняет свои аэродинамические качества,  начинает дуться. У нас есть  правила: комбинезон изготавливается так, чтобы расстояние  от ткани до тела было 2-4 см. Не больше и не меньше, иначе  дисквалификация. Если что-то изменилось, спортсмен похудел, например, приходится ушивать. Возят с собой швейные машинки. У нас недавно один спортсмен первый прыжок сделал нормально, а на второй встал как-то по-другому, у него сантиметра не хватило, и его прямо на старте дисквалифицировали.  Для чего делается этот замер: чтобы регулировать парусность. Это может изменять длину прыжка на 2-4 метра.

В.К.: Насколько от самого спортсмена зависит успех?

Е.В.:  Спортсмен, естественно, несет огромную физическую нагрузку. Перед тем, как подняться на трамплин, ему нужно тысячу раз сделать на земле тот или иной элемент.  Потому что, вы сами понимаете, если скорость в момент отталкивания 92-95 км в час, то спортсмен не имеет права на ошибку. Все должно быть доведено до автоматизма. Все основное отрабатывается на земле. На трамплине  только нюансы. Там уже доли секунды… Чувство воздуха, чувство опоры, ощущение полета. Нужно облетываться, набирать объем налетов, чтобы понимать, как в воздухе  вести руку, ногу. Прыжок с большого трамплина длится 5-6 секунд. Сколько нужно сделать прыжков, чтобы ты в воздухе почувствовал, как правильно  себя держать! Чуть голову опустил -сюда летишь, чуть голову приподнял- туда тащит. Это такие нюансы, это профессионализм, который оттачивается годами.

Е.О.:  Нам показалось интересным, что прыжки с трамплина были в комплексе сдачи ГТО с 1932 года…

Е.В.: Это действительно так. Если мы возьмем спортивные институты, то раньше была кафедра прыжков на лыжах с трамплина. Не так много видов спорта, по которым были свои кафедры. Чтобы  работать тренером-преподавателем, всем необходимо было сдать и прыжки с трамплина,  и бег на лыжах, и горные лыжи. Естественно, это был маленький трамплин-10-15м. Уж очень большого мужества не требовалось! (смеется) Хотя для людей из других видов спорта  все равно было экстремально.

Наш вид спорта  исключительно профессиональный и индивидуальный.  Возьмем, например, футбол. Каждый обыватель может взять мячик и пойти в него поиграть. Те же самые коньки. Многие могут надеть коньки и пойти покататься. У нас же, чтобы начать прыгать с трамплина , нужно сначала 2-3 года тренироваться на земле. Оттачивать элементы, чтобы потом подняться на трамплин и спрыгнуть с него.

В.К.: И почувствовать себя счастливым?

Е.В.: Ну, счастливым  себя сразу не почувствуешь! Для этого надо позаниматься лет 5-7 минимум…

Е.О.:  Ваше впечатление, какой самый страшный прыжок: первый или второй?

Е.В.: Естественно, первый!!! Ты разгоняешься по прямой, потом начинается так называемый радиус, в котором действует центробежная сила. Ноги начинают из-под тебя выкатываться, скорость высокая, ты чувствуешь, что  не можешь эту скорость обогнать, а тебе нужно в этот момент еще оттолкнуться от стола отрыва на 2-4 метра. Ты должен прочувствовать лыжи и полететь на них. Этот момент перехода очень… трепетный! Его, конечно, обычно не замечаешь (смеется), только смотришь — раз, ты  летишь! И приземляться уже пора…

А самый страшный момент, когда ты отпускаешь руки от лавки. Потому что назад уже дороги нет, только вперед! Если чуть-чуть  испугался, все…, лучше падать сразу, пока до конца не доехал.

В.К. Что-то похожее на парашютистов, на дельтапланеристов, на спортивные самолеты…

Е.В.: По большому счету, да. Адреналин присутствует в большом количестве. Особенно, когда прыжок  получается,  говорят, летишь как птица! В первый момент отрыва этого не замечаешь, а потом ты уже паришь, под тобой люди, расстояние до земли метров сто! Горы-то ты не видишь.  А когда прыжок не получается,  сразу это понимаешь, приземлился где-то не там и поехал.  Тогда  уже только держись, потому что разгоняешься сильно (смеется).

Е.О.:  Это, наверное, еще один из поводов для детей из не очень благополучных семей прийти к вам, они вообще ведь склонны к риску, к экстриму…

Е.В.:  Должна быть у человека тяга к ярким эмоциям, и это хорошая альтернатива  неоднозначным дворовым увлечениям.

В.К.: Но взрослый человек, наверное, уже не может прийти в ваш спорт?

Е.В.: Приведу вам один пример. У нас есть девушка Мария Зотова.  Она пришла к нам  заниматься спортом, когда ей было лет 19 или 20. До этого лыжами вообще не занималась. Она работала официанткой в кафе рядом с трамплином, закончила педагогический институт и работала еще воспитателем в детском саду. Она спрашивает:  можно научиться кататься на горных лыжах? Пожалуйста! Ей показали, она тут прокатилась, там прокатилась…. Потом подходит и говорит: а можно мне с трамплина прыгнуть? Ну хочешь, иди, прыгай, если есть такое желание! Она скатилась, прыгнула…  Через некоторое время  спрашивает: а если я этим видом спорта начну заниматься, у меня какая перспектива? Я ей говорю: у нас женские прыжки только начинают развиваться. Есть только одна девочка из Оренбурга, ты будешь вторая! Значит, ты сразу в сборной! (смеется) Начала Маша тренироваться, позанималась года три, начала прыгать со среднего трамплина К-95. В результате поехала на чемпионат мира  в составе российской делегации, выполнила норматив мастера спорта. Сейчас ей около 30-ти и она до сих пор прыгает. И работает воспитателем в детском саду. Я ей говорю: иди тренировать, а она отвечает: нет, я прыгать буду!

В.К.: А до какого возраста можно прыгать?

Е.В.: У нас нет четкой возрастной планки, проходят соревнования и среди ветеранов. Приезжал один дедушка из Норвегии, ему последний раз было года 82. Ему лыжи носили, поднимали наверх на трамплин, чтобы он оттуда спрыгнул.  А если взять профессиональных спортсменов, то на последних Олимпийских играх в Сочи был японец  Нориаки Касаи 1971 года рождения,  он завоевал 2 медали: серебряную в личных соревнованиях и бронзу в команде. Сейчас это самый возрастной прыгун в мире. А так, основной результат бывает в 20-25 лет.

Мы смотрим на большое черно-белое фото на стене

Е.В.: Это наш Горьковский большой трамплин, 1959год, первые и единственные международные соревнования в  Горьком, тогда закрытом городе.

В  1958 году у нас построили самый большой трамплин в СССР. И уже в 1968 году у нас  появилась первая олимпийская медаль.

Е.О.: Вот, что значит техническая база!

Е.В.: Первую и пока единственную олимпийскую медаль заработал Владимир Белоусов в Гренобле. В 1970 году Гарий Напалков стал двукратным чемпионом мира. В 1972 Леша Боровитин получил бронзу. Потом в 80-е годы начался спад, перестали строить трамплины, все потихонечку затухло. И все. Спорт больше не развивался. Это и привело  к такому сегодняшнему положению дел.

В.К.:  Расскажите про Олимпиаду в Сочи-2014! Вы ведь были главным судьей по прыжкам с трамплина и лыжному двоеборью?

Е.В.: Долго мы к ней готовились, прошла она быстро! (смеется) Все остались довольны, все были в восторге. Провести зимние Олимпийские игры в Сочи, когда у моря люди ходят раздетые, купаются! Все Олимпийские игры у нас была температура +17-+19 градусов, вверху лежал белый идеальный снег, колоссальные ощущения.

Олимпиада Сочи-2014

Очень много было подготовки: мы готовили судей, потому что ранее международные соревнования по нашим видам спорта у нас не проводились. Был построен комплекс  трамплинов сначала в Нижнем Тагиле, потом в Чайковском, где мы провели первые международные соревнования, где «накатывали» судейский коллектив, который уже потом полноценно отработал на Олимпиаде. Было  очень  много вопросов по строительству олимпийских объектов, много проблем. Первый срок сдачи большого трамплина был в 2011 году, сдали его к 31 декабря 2013 года. А в феврале должны были быть Олимпийские игры! До этого мы  провели предолимпийскую неделю по прыжкам на малом трамплине, провели Континентальный кубок, Гран-При по двоеборью, Кубок Мира по двоеборью. То есть, было  очень  много предварительных стартов. Мы готовили нашу сборную команду, была поставлена задача заработать медали!

К слову,  когда начиналась реконструкция  нижегородского комплекса, в наш комплекс трамплинов закладывались сочинские параметры. Он должен был быть готов в 2010 году, и на нем  наша сборная команда должна была готовиться к Олимпийским играм в Сочи. Но наш трамплин до сих пор еще не построен.

Е.О.:  Каковы перспективы этого строительства?

Е.В.:  Перспектива есть. Вся проблема сейчас в финансах. И сама экономическая ситуация в целом, и чемпионат мира по футболу…. Естественно, все средства сейчас вкладываются, чтобы достроить стадион, провести чемпионат мира. Но чемпионат-то будет только в 2018 году, нам это время еще нужно прожить… Сейчас у нас более 60 человек — спортсмены, которых нужно вывозить!  Которым нужны трамплины высокой мощности К-95, К-120. В итоге, спортивные сборы проводятся в Нижнем Тагиле, Чайковском, Сочи.  До этого, пока у нас не было этих трамплинов, мы готовились в Австрии и Германии, постоянно жили за границей.

Некоторые говорят: зачем вкладывать деньги в этот трамплин, когда можно построить детский сад, больницу, еще что-то…   Вот и  приходится доказывать!

Е.О.: Доказывать связь материально-технической  базы и результатов? И потом, это ведь один из самых зрелищных видов спорта!

Е.В.: В Европе, если не брать футбол, самый зрелищный вид спорта- прыжки на лыжах с трамплина. Взять Польшу, Германию — там на соревнования собирается по сто с лишним тысяч зрителей. Например, Виллинген  с населением три тысячи человек. Они проводят два этапа Кубка Мира в сезон. Заработанных денег бюджету этой деревни хватает на целый год! У них бывают ситуации, когда со снегом проблемы, так они закупают снег в Швейцарии, привозят к себе, закладывают трамплин, чтобы провести эти соревнования.  Потому что знают, что если они откажутся от проведения, то им жить не на что будет в этом году, а на следующий год им просто не дадут этих соревнований. Вот такая ситуация!

У нас в Нижнем Новгороде исторически всегда  на откосе стоял трамплин, это визитная карточка города с акватории Волги. В 2014 году в конкурсе «Символы земли нижегородской» победил нижегородский  трамплин, которого к этому времени несколько лет уже не существовало! Люди до сих пор помнят и, если построить новый трамплин, обязательно придут. Набрать аудиторию проблем не будет!

В.К.: Получается, что у нас в Нижнем Новгороде сильнейшая в России школа по прыжкам на лыжах с трамплина, а трамплина нет, и вы спортсменов возите тренироваться в  Чайковский и Нижний Тагил? Печально!

Е.В.: Конечно, печально! Самое главное, когда началась государственная  программа строительства спортивных объектов 2007-2015, была поставлена задача  развивать  виды спорта, традиционные  для каждого региона. Было решено строить  спортивные центры там, где сохранились традиции, где сохранилась школа. Но, к сожалению, трамплины построили не у нас, а в Чайковском и Нижнем Тагиле!  Спортсмены у нас, трамплины у них! Даже было предложение нижегородскую школу перевезти в Нижний Тагил!

Е.О.: Что-то мы все про прыжки с трамплина. А что такое двоеборье?

Е.В.: Лыжное двоеборье — это то же самое, что и трамплин, только еще бегут на лыжах. В советские времена  было классическое двоеборье: в один день прыгали с нормального трамплина К-95, на другой день бежали на лыжах 15км. Сейчас соревнования проходят в один день, прыгают один пробный прыжок, один в зачет, и бегут 10км гонку через 2 часа. Стадион для гонки делают в непосредственной близости к трамплину, чтобы привлечь внимание зрителей.

А про прыжки на лыжах с трамплина  еще могу сказать: это единственный  из зимних видов спорта, который сохраняет свои рейтинги телевизионных трансляций и летом. Ни коньки, ни лыжи, ни биатлон.  Сейчас, например,  идет традиционная трансляция на Eurosport live  летнего Гран-При, показывают все этапы.

Е.О.:  А город у нас лишился возможности такого яркого зрелища, привлекающего тысячи въездных туристов международного масштаба!

Е.В.:  Я привозил сюда многих иностранных специалистов, все отмечают, что место у нас необыкновенной красоты, логистика очень хорошая, летала Люфтганза, летает ФинЭйр, ходят скоростные поезда до Москвы, у нас инфраструктура, гостиницы… Международная федерация лыжных видов спорта готова включить Нижний Новгород в план-календарь этапов Кубка Мира!

Е.О.: Осталось чуть-чуть — построить трамплин!

Е.В.: Мы были в федеральной целевой программе до 2015 года, но государство не успело выполнить свои обязательства. Сейчас нас включили в другую программу 2016-2020.

Е.О.: О чем Вы мечтаете?

Е.В.: Очень хочется, чтобы нам удалось сохранить наш замечательный вид спорта — прыжки на лыжах с трамплина в Нижегородской области. У нас богатая история, было выращено  много замечательных спортсменов в прыжках с трамплина и лыжном двоеборье!

Пока у нас есть еще силы, пока  сохранился  потенциал тренерских кадров и спортсменов… Естественно, мечтаю, чтобы был достроен комплекс трамплинов, чтобы у нас была своя современная база, чтобы мы  могли  тренироваться и приглашать к себе в гости иностранных спортсменов и зрителей. Чтобы мальчишки и девчонки приходили к нам. Самое главное, что мы можем этих детей подготовить и вывести на всероссийский и мировой уровень. Этот потенциал у нас есть, и по праву наша школа является ведущей в России!

Евгений Вашурин

На стене у Вашурина большая черно-белая фотография — летящий лыжник , тело и лыжи параллельно земле. И автограф.

Е.В.:  Это моя фотография. 1984 год, Чемпионат СССР по полетам на лыжах в Красноярске. Это был самый большой трамплин в СССР — 150м, с него уже считаются не прыжки, а полеты. Я тогда занял 3 место и выполнил норматив мастера спорта. Мне было 15 лет.

Вот такой человек высокого полета Евгений Вашурин. Верит в себя, в свою команду и в свое дело! Значит, трамплин у нас обязательно будет!

Сборы в Нижнем Тагиле

Нижегородская сборная

Трамплин летом

Мария Зотова

Денис Корнилов и Михаил Максимочкин

Онлайн журнал Планета NEXT в ВКонтакте Онлайн журнал Планета NEXT в Одноклассниках Онлайн журнал Планета NEXT на Facebook Онлайн журнал Планета NEXT в Twitter Онлайн журнал Планета NEXT в Google+
Все авторские права защищены. Использование материалов возможно только с письменного разрешения редакции